Виктор Перегудов: В первую очередь тренер должен воспитывать не хоккеиста, а человека

RussianHockeyStyle.Ru продолжает рубрику «Как воспитать игрока в Российском хоккейном стиле». На очереди – интервью с легендарным челябинским детским тренером Виктором Перегудовым.Виктор Михайлович вырастил таких знаменитых хоккеистов, как Сергей Гончар, Андрей Назаров, Андрей Мезин, Кирилл Кольцов, Станислав Чистов, Георгий Гелашвили и многих других, он заслуженный тренер России, кавалер медали Ордена «За заслуги перед Отечеством II степени» и добрый гений школы «Трактор». Как никто другой, Перегудов знает, как воспитать не только хорошего игрока, но и настоящую личность.

Самое главное – мы потеряли ребенка. Сейчас процветает жесткость. Ребенку шесть-семь лет, и он со всего маху рубит клюшкой такого же мальчика. Когда начинают разбираться, папа заявляет: «А он первый начал!». Вместо того, чтобы внушить, что это категорически делать нельзя, родители только поощряют подобное поведение. Нужно учить ребенка милосердию, а не кричать с трибун: «Дай ему, дай больнее!» Был такой случай, который меня поразил до глубины души. Упал один мальчик лет шести, а другой побежал на помощь, поднимает его и говорит: «Не плачь, что ты!» Трогательная сцена, прямо до слез… Но этот мальчик не смог заниматься хоккеем – слишком добрый. Родители ругаются: «Слюнтяй!» Требуют дать сдачи, ответить побольнее, пропагандируют ненависть и злобу… Раньше родители на заводах работали и болтаться в школе им было некогда. Сейчас они считают себя главенствующими в подготовке, могут сказать хамское слово тренеру, могут выгнать его, уволить. Японцы подходят к учителю с поклоном: «Сэнсэй!» А у нас – все наоборот.

В первую очередь, нужно воспитать не хоккеиста, а человека. Чтобы дети стали настоящими люди, уважали старших, проявляли милосердие. Все остальное придет. Тем, что написано в Евангелии – тем и должен руководствоваться тренер. Раньше, конечно, воспитание было совсем другое. Я спрашиваю 15-летнего парня, знает ли он, кто такой Александр Сергеевич Пушкин, а он – понятия не имеет… В Советское время у нас были планы культурно-воспитательной работы, причем не только на бумаге. Например, сегодня тренер вместе с классным руководителем должен посетить с детьми драмтеатр, в следующий раз – филармонию. И не дай бог просто черточку поставишь! Строго отчитывались, наказание – вплоть до увольнения. Пусть даже вначале дети ничего не понимали, с возрастом они пришли к этой музыке. У жены есть абонемент в филармонию, постоянно вижу там своих ребят 65-66 г.р. – они все еще ходят. А сейчас даже наших великих спортсменов не знают! Спрашиваю, кто такие Шувалов, Бобров, Бабич, – нет ответа…

Что родители, что дети в глазах видят только деньги. В МХЛ 16-летний мальчишка требует зарплату, 100 тысяч его уже не устраивает. Деньги развратили всё – и спорт в том числе. Миллионеры, игроки сборной России по футболу, проиграли на чемпионате Европе, но им по барабану флаг и Родина – они сразу же поехали отдыхать и веселиться. Я общался с Геной Цыганковым, Валерой Харламовым, Толей Фирсовым – замечательные были не только хоккеисты, но и люди. Они были граждане своей страны. Великие не только на площадке, но и вне ее. Николай Бец – как начал ребенком в школе «Трактор», так все еще здесь. Его звали в Москву, но он остался и до сих пор живет и работает в Челябинске. Сейчас воспитание одно – нажива. В свое время на чемпионате Европы мы сидели вместе со Скотти Боумэном. Его спросили, почему он унижает хоккеистов. Он ответил: «Это не унижение, ни в коем разе! У них в глазах доллары, и за них они все терпеть будут!» Теперь у нас так же, а тренерам приходится, как и Боумэну, ломать ребра, чтобы заставить игроков работать. Деньги, тем более большие, развращают. Пока мы порядок в зарплатах, в воспитании, в поведении не наведем – ничего не улучшится, только хуже станет.

Как сейчас помню, тренерский семинар в Липецке. Анатолий Тарасов повез тренеров на аэродром, там работал его хороший знакомый летчик-испытатель. Самолеты были только с вертикальным взлетом. Садится он в самолет, метра два пролетел – и ушел вверх. Мы стоим, рот разинули: всё – его нет. Вдруг падает с небес – кажется, что на нас летит! И опять ушел наверх. Дядя Толя говорит: «Вот где мужество! А вы говорите – под шайбу лечь…» Ложиться под шайбу – это работа хоккеиста, они за нее большие деньги получают.

Тренер должен быть образцом для хоккеистов. Недавно «Торпедо» играло с «Нефтехимиком», и два тренера пошли в бой! Представляете себе Тарасов Анатолий Владимирович с Чернышевым Аркадием Ивановичем стали бы махаться? Такое в кошмарном сне не приснится! Сейчас нужен результат и больше ничего, а на остальное смотрят сквозь шоры. В современных тренерах много шума и гама. Какое раньше общение было! Николай Семенович Эпштейн говорил любовно, ласково: «Сашенька, ты здесь не прав дорогой». Дядя Толя Тарасов, конечно, мог, высказаться: «Молодой человек, ты не отдал пас впереди катящемуся. Ты – подлец!» Но это было не оскорбительно, в поучительной форме.

Есть хорошие детские тренеры, но многим мешает лень. Никак не могут ее перебороть, постоянно подстегивать их нужно. За полтора часа занятие проведет – и всё, нет тренера. В СССР проводилось много семинаров – три-четыре раза год, в разных городах – в Москве, Минске, Риге, Новосибирске. Тренеры общались, делились опытом. На одном из них Анатолий Тарасов спрашивал: «Коллеги, сколько вы занимаетесь с детьми в день?» – «Два часа, три» – «Вы преступники! С детьми весь день нужно заниматься!» Тренер как картежник: ночь – думай, день – играй. Он должен быть с детьми всегда и везде – и до, и после тренировки. А после окончания выпуска необходимо устроить ребят, которые не подошли в команды мастеров (в большой хоккей попадают только два-три человека), – на производство или в бизнес. Они потом всю жизнь благодарны будут. А как у нас – закончили ребята, и плевать на них всем. Многие потом пили, на иголочку садились… Настоящий тренер должен быть ответственен за игрока и после окончания школы.

Ребенок должен бежать к тренеру. Если он идет кое-как – значит, ты как специалист ничего из себя не представляешь. Ты или над ребенком, или вместе с ним. Если вместе – он тебя никогда не забудет. Хамить все умеют – ничего сложного в этом нет. Сначала хамство и унижения, может, и дадут результат, а потом уже вернутся бумерангом. Оскорбишь 17-летнего, а он возьмет и тебе в глаз даст. В школе «Трактор» с 2008-м годом работает Артем Глинкин – вот он прирожденный детский тренер. Во-первых, умеет с детьми разговаривать – доходчиво, не повышая голос. Во-вторых, может показать. На тренировках не в стороне стоит, а на льду вместе с ними крутится. У нас есть прекрасные тренеры и замечательные дети. Но на такую большую страну этого мало. И самый главный совет, который я даю молодым тренерам, – не лениться.

Сейчас все игроки одинаковые, «золотничков» мало. Тренеры в детском возрасте «отрубают» им руки – туда не беги, сюда не беги. Зарипову и Кузнецову ничего не запрещали, они делали то, что хотели – поэтому и выросли такими мастерами. Помню, играл мой «Трактор» 1974 г.р. с Усть-Каменогорском (в «Устинке» тогда сильная команда была). Серега Гончар из-за ворот выезжает, видит игрока в хорошей позиции – дает ему пас на атаку. А тут выкатывается хоккеист соперника, шайбу перехватывает, Серега не успевает, и нам забивают гол. Гончар приезжает на скамейку убитый. Я ему говорю: «Молодчик! Ты же игрока увидел, отличную передачу сделал!» Он воспрянул духом. Потом Владимир Юрзинов в «Динамо» разрешал ему играть креативно, вот он и стал Гончаром, которого все знают. Его стимулировали, чтобы проявлял инициативу, придумывал что-то еще. Сейчас творчество убивают на корню. Отбей тогда охотку у Гончара – сморщился, стал бы как другие. Если есть талант, нужно не мешать и только подтолкнуть в нужный момент.

Олеся Усова, RussianHockeyStyle.ru